Вячеслав Вануйто

 Новый Порт, тундра

 

Помощь сама не придет

Вспоминаю картинку из книги по истории России, деревенский мужик стоит на одной ноге, то что вместилось у него под ногой – это его собственность.

    В наше, вроде светлое и безоблачное время, по истории России смело можно напечатать в    той-же позе оленевода-частника. Так-же он стоит на одной ноге, внутри черного круга-нуля вместился его чум, вокруг чума пасутся его олени, а на привязи северные лайки – верные помощники по сбору оленей.

    А ведь когда-то хозяином бескрайней, никому не принадлежащей тундры был сам оленевод. Независимого от национальности, будь - то ненец, ханты, коми, главное жизнь его целиком была связана с оленями. Он и его предки из века в век занимались традиционными видами (***) : ловили на озерах рыбу, добывали пушного зверя, пасли на бескрайних просторах родной земли свои многотысячные стада.

    Правда это или нет, но по всей Новопортовской тундре прошел слух – центральный район полуострова Ямал – от озер яро-то 1 и 2 до Тэман-то и далее будет объявлен заповедником, что на этих местах оленеводу-частнику выпасать оленей будет запрещено. Штраф!!! Чем интересно придется платить этот штраф. (Когда по всей тундре люди остались без оленей, и не известно есть ли у некоторых тундровиков вообще оставшиеся в живых олени).

    Оформляются квоты на ловлю рыбы. Дали ли эти документы, что-нибудь кочующему населению.

    На одной из факторий, что расположенны  Яро-то 2, рыбинспекция изъяла озерную рыбу. Чем расплачивался приемщик рыбы со своим работодателем?

    Добывать рыбу на озерах запрещено, на Обской Губе тем-более. Можно подумать, что вырученные от продажи рыбы деньги, тундровики копят, чтобы летом по ехать  загорать на курорты черного моря или еще куда-нибудь посмотреть не знакомые места.

    Люди хотят купить новый снегоход – буран, чтобы по дороге не заниматься ремонтом старой техники. Если не чинится, то приходиться идти пешком, либо обратно домой, либо в поселок, а расстояние порой бывает не близким.

    В какой газете я вычитал, уже не помню, но в ней говорилось, что филиал Ассоциации «Ямал Потомкам», что находится в селе Яр-Сале (районный центр МО Ямальский район), помогал покупать снегоходы-буран. Может быть – это было сказано красного словца.

    Молодая семья, прописанная в Яр-Салиннской тундре, ехала в село Новый Порт. Буран конечно старенький и отсутствие бензина чуть не сказалось на здоровье и жизни маленького ребенкаоторый даже не ходит-сидит в люльке. Если не случайный проезжий, ехавший из Нового Портао случилась бы беда. Ребенка с матерью срочно отправили на (***) в Салехару.

    Однажды я ехал на вахтовке до месторождения, а дальше должен был поймать по-путную машину, чтобы он подбросил меня на против моих чумов, а там идти пешком. От зимника – трассы, наши чумы стоят не далеко. Вахтовки ехали в Мыс-Каменный, конечно, по дороге мы разговорились. Мои попутчики расспрашивали меня о жизни в тундре, водятся ли в наших краях медведи, волки и тд.

- А на что вы живете? –спросили меня.

- Ловим на озерах рыбу, пасем оленей.

Сдаешь рыбу, мясо и все это продаем по дешевой цене. Цены на нашу продукцию из года в год остаются одни и те-же. А цены на привозной товар растут как на дрожжах. Нам выплачивают компенсацию лицам МНКС -  в размере двух тысяч рублей в месяц.

- А снегоходы-буран вам дают?

- Я что-то не припомню, может где-то выдают, а у нас, наверно не положено.

- В Ханты-Мансийском АО, через два года выдают новые снегоходы-буран. –сказал один из моих попутчиков.

Вахтовики уехали дальше, а шел по зимнику и все думал, что это значит, в ХМАО выдают бураны, а что у нас в (***). Или ХМАО относится не к России, а более богатому государству, чем наш регион или у них интересы коренного населения на первом месте.

А у нас даже пенсионерам прожившим всю жизнь в тундре не могут выделить квартиры. Во время зимних холодов, они могли бы оставаться в поселке, а не мерзнуть в тундре. А весной, по желанию, могут вернуться в родные стойбища. Программа МНКС по обеспечении квартирами не работает. Сколько придется ждать своих очередей на получение квартир пенсионерам оленеводам?!

Весна да сам год оказались очень трудными для тундрового населения. Некоторые не доехали до весенне-летних пастбищ, где находятся нарты с летними вещами. Отсутствие бензина, оленей-привычного транспорта передвижения, способствовали трудностям перевозки вещей, чумов.

В это трудное время при отсутствии оленей, очень пригодились бы спутниковые телефоны, которые были обещенны и которых  ждут с нетерпением.

Случилась беда, куда пойдет оленевод, на чем поедет.

Под осень закончатся продукты, людям придется ждать полного замерзания рек, есть ведь люди которые живут далеко от населенных пунктов. Были бы олени, оленевод поедет через стойбища, а так придется ждать. А помощь сама не придет, придется идти пешком, а много ли человек унесет на своих плечах.

                                                                                                                            Вячеслав Вануйто.

                                                                                                                                    Новопортовская тундра.